That’s true! Вся правда о выражениях английского языка

piratvn

Мы продолжаем серию занимательных постов Марии Ковиной-Горелик об обучении английскому языку. На этот раз ты узнаешь, что знакомые всем (даже тем, кто не учил английский!) слова типа “хелло”, “ок” или “гудбай” не так-то просты.

Ахой, Америка!
Слово hello стало приветствием номер один в английском языке в эпоху распространения телефона, победив предложенное Александром Беллом приветствие ahoy. Девушек, которые работали на коммутаторе, называли hello girls. А представляете, народ пошел бы за Беллом? Шоу “Ахой, Америка!” и все такое прочее…

Два мира, два Гудзона
Река Гудзон в Нью-Йорке и миссис Хадсон из “Рассказов о Шерлоке Холмсе” имеют одинаковые имена – Hudson. Первое пришло в русский язык в эпоху преобладания письменной коммуникации, второе – ближе к устной.

Айе, сэр
Для голосования в английском языке существуют особые формы “за” и “против”: aye и nay. Эти формы остались от прежних времен, когда в языке существовало две пары ответов “да” и “нет”. Форма зависела от того, как был задан вопрос: в утвердительной форме или отрицательной. Известные нам формы yes и no обслуживали вопросы отрицательные, и только позже перешли на все, но только не в законодательной сфере. Там вообще мало что изменилось со времен Билля о правах (1689). Это кое-что сообщает нам об отношении к букве закона в англоязычном мире.

Все неправильно
Ok – это единственная сохранившаяся аббревиатура шутливого Бостонского сленга позапрошлого века. Это первые буквы неправильно написанного oll korrect (на русском это бы выглядело как “фсе правильна”).

Как “Щ”
Если вам когда-нибудь надо будет объяснять англоговорящему про русскую букву “щ”, просто скажите, что это как “ш” в Чикаго. Все лучше, чем “борШЧ”.

Шелдон знает
Местоимение you изначально соответствовало русскому «вы», а для «ты» было отдельное местоимение – thou. Его до сих пор можно встретить в Библии и у Шекспира. Именно его употребляет умный Шелдон из The Big Bang Theory в любимой всеми цитате: Gravity, thou art a heartless bitch (“Гравитация, сука ты бессердечная”).

Ты не Карл, Карл!
Английских королей Карлов звали, на самом деле, Чарльзами. Когда нынешний принц Уэльский станет королем, он будет королем Charles III. Что мы будем делать в русском языке с нашими двумя предыдущими Карлами, я ума не приложу.

Вот канальи
Есть вещи, которые встречаются только в переводных книгах и никогда – в русских. Пора всем узнать, что “промочить горло” – это wet one’s whistle, “разрази меня гром” – это shiver my timbers, а “тысяча чертей” – это hell’s bells and buckets of blood. Как видите, для должной экспрессии в русском не хватает блестящей звукописи. Трудности перевода, ничего не поделаешь. Также передаю привет всем переводчикам, которые веками переводят Damn it! как “Проклятье!”

Два Сохо
Лондонский район Soho получил свое название от бывшего охотничьего клича So Ho, которым пользовались, чтобы привлечь внимание гончих и охотников. Однако Нью-Йоркский SoHo – это всего лишь район к югу от улицы Хаустон: South of Houston street.

Иди с Богом
Good bye изначально имело форму God be with you, но потом стерлось от частого употребления. Прощаясь на английском языке, мы благословляем.

P.S. Для тех, кто не наелся и задает вопросы – факультативное занятие.

а) Выражение wet one’s whistle (дословно “намочи свой свисток”) не имеет никаких других корней, кроме шутливой ассоциации человеческой глотки со свистком и идеи, что сухим ртом хорошо свистится. Туда же отправляется вариация wet one’s beak (“намочи свой клюв”). Чего многие не знают, так это параллельной конструкции whet your appetite (“обостри (возбуди) свой аппетит”). Первые слова звучат одинаково, ритмический рисунок одинаков, эти фразы часто употребляются вместе. Но русские переводчики оставили для нас только бессмертную формулу “промочить горло”.

б) Shiver my timbers (“подрожи моими деревяшками”), похоже, действительно моряцкая присказка, к грому, как видите, отношения не имеет. Источники говорят, что море иногда так обходилось с кораблем, что дрожало все: и деревяшки, и поджилки. Поэтому там, где мы на земле говорим “Черт бы тебя подрал!” (себя обычно туда не подставляем, но англоязычные более самоотверженны), моряки оперируют привычными им реалиями.

в) Hell’s bell and buckets of blood (“Дьявольские колокола и ведра крови”) – тут выяснился целый детектив. Некоторые источники утверждают, что это выражение родилось в эпоху Вильгельма завоевателя, когда захватчики брали города следующим образом: окружали их наспех сколоченными церквями и звонили в колокола круглые сутки, а если города проявляли излишнюю стойкость вкупе с тугоухостью, убивали кого-нибудь и бросали труп в городской колодец, откуда на следующее утро жители доставали ведра, полные крови и других малоаппетитных деталей.

Ох уж этот английский язык.