Пророчества схимонахини Серафимы начали сбываться! «Если бы вы знали, что всех ожидает…»

Когда до кончины великого Оптинского старца Амвросия оставалось менее года, в семье часто бывавших у него со своими духовными нуждами государственных крестьян Стрелецкой слободы города Лебедяни (Липецкого уезда Тамбовской губернии) Поликарпа и Екатерины Зайцевых родился восьмой по счету ребенок, дочка.

Случилось это 1-го ноября 1890 года, и из-за свирепствовавшей в то время эпидемии холеры девочку сразу же окрестили с именем Матрона. Имея обыкновение брать с собой к батюшке Амвросию кого-либо из детей, Поликарп и Екатерина привезли к нему в Шамордино под благословение девятимесячную Матронушку. Взяв дитя на руки, преподобный предрек, что сначала она поживет в благочестивом браке, а затем примет монашество и «вся Оптина в ней будет».

Это пророчество, очевидно, подразумевало то, что будущая схимонахиня Серафима, нынешняя девочка Матрона, станет духовной дочерью последних Оптинских старцев и исполнит в своей жизни их заветы. Пришло время, и Матрону взял под свое духовное руководство преподобный Анатолий (Потапов), чьими мудрыми советами и молитвами и возросла будущая схимница и старица.

С раннего детства подвижнице довелось много и тяжело трудиться, чтобы хоть как-то помочь своим родителям. Часто ей приходилось вставать ни свет, ни заря и отправляться на работу к зажиточным людям. Однажды Матрона проснулась оттого, что на нее упала горячая слеза матери, которой жаль было будить дочку. Чтобы впредь не терзать любящее материнское сердце, Матрона с тех пор старалась просыпаться самостоятельно. При всем трудолюбии дружной многодетной семьи Зайцевых, пища в их доме была самая простая и постная – кулеш (пшенная каша) на воде.

Матрона всегда выделялась среди своих сверстников. Мальчишки дразнили ее «монашкой» и бросали в нее камни. Как-то она пожаловалась на это старцу Анатолию, и он ответил, что когда Господь ставит на человеке печать Своего избранничества, враг иногда открывает это злым людям, чтобы через них досадить рабам Божиим.

В 19-летнем возрасте подвижница вышла замуж за глубоко верующего и полюбившего ее крестьянина-ровесника Кирилла Петровича Белоусова. В семье Кирилла и Матроны царили единодушие, мир и лад. В 1910 году у них родился сын Александр, а через два года появилась дочь Ольга. Накануне трагических для России событий 1917 года все семейство переехало в город Козлов (ныне – Мичуринск Тамбовской обл.), бывший в то время крупным торговым центром. С этих пор в хлебосольном доме Белоусовых часто останавливались дорогие их сердцу монахи Оптиной Пустыни, привозившие на продажу труды своих рук.

В 1926 году в семье Белоусовых родился еще один ребенок – сын Михаил. В 1934 году они переехали в Воронеж. Там Матрона Поликарповна (в то время, после кончины преп. старца Анатолия в 1922 г., уже оставшаяся без духовного руководства) познакомилась и завязала духовное общение с настоятелем Михаило-Архангельской церкви села Ячейка Воронежской области игуменом Серафимом (Мякининым), подвижником святой жизни. До самой своей кончины отец Серафим оставался матушкиным духовником и, вероятно, именно он постриг ее в монашество. А в 50-е годы она приняла схиму от руки их общего духовного сына – схиархимандрита Макария (Болотова).

Когда началась Великая Отечественная война, Матрона Поликарповна ободряла и подкрепляла страждущих. Перед немецкой оккупацией Воронежа подвижница вместе с мужем, дочерью Ольгой и тремя внуками была вынуждена покинуть город. Ничего лишнего они с собой не брали. Кирилл Петрович вез салазки с детьми, а матушка несла в руках литографическую икону Скорбящей Божией Матери. Выбившись из сил, они остановились в деревенском доме у самой линии фронта.

Внуки плакали от голода, но кормить их было нечем. Матушка успокаивала их, говоря: «Сейчас, сейчас, ребята, мы вас накормим». Взяв икону Богородицы, она уединилась для молитвы и, упав на колени перед образом Царицы Небесной, со слезами просила Ее о заступлении и милости. И мольбы ее были столь пламенны, что от крыши дома до неба образовался яркий, как огонь, столп, который заметил оказавшийся неподалеку милиционер.

Заподозрив, что кто-то подает сигнал немцам, он вбежал в дом, но, увидев слезно молящуюся сияющую матушку, вышел в немом изумлении. Помощь Божия не замедлила – добрые люди принесли шестерым изможденным путникам распаренный овес и квашеную капусту. А подвижница, вспоминая об этом, говорила: «Молитва, приносимая от чистого сердца, проходит сквозь Небеса прямо к Престолу Божию».

Матрона Поликарповна очень почитала Царицу Небесную и всегда повторяла: «Как же Матерь Божия всех нас любит!» Особенно часто она молилась так: «Все упование мое на Тя возлагаю, Мати Божия, сохрани мя под кровом Твоим». Муж матушки, Кирилл Петрович, каждый день читал акафист Тихвинской Богородичной иконе. Он был необыкновенно добрым человеком, даже в голодные военные годы кормил птиц вареными очистками от картофеля и другими остатками скудной домашней пищи. Примечательно, что после его кончины благодарные птицы провожали гроб своего кормильца до самого кладбища.

Как только немцы отступили, Белоусовы возвратились домой. В мае 1944 года в Исполнительный комитет центрального районного совета депутатов трудящихся города Воронежа поступило заявление «группы верующих, желающих добровольно объединиться для совершения религиозных обрядов по православному вероисповеданию» с письменным ходатайством «о регистрации религиозной общины при Никольском соборе». Весной того же года по благословению епископа Ионы матушка возглавила исполнительный орган общины Свято-Никольского кафедрального храма, полагая тем самым начало новому для себя самоотверженному ктиторскому подвигу.

Когда будущая старица Серафима взялась восстанавливать разрушенный Никольский храм, у нее было лишь пять рублей. Инокиня Н. вспоминала, что слышала в Мичуринске рассказ келейницы матушки о том, как, приступая к этому трудному делу, та простояла на молитве всю ночь – пол был мокрым от ее слез. И уже на следующий день люди стали предлагать подвижнице свою посильную помощь, которая, ее святыми молитвами, не иссякала и в дальнейшем. Соборный храм во имя святителя Христова Николая был почти полностью восстановлен менее чем за год.

Вскоре матушка Серафима тяжело заболела, отошла от дел и в 1946 году вместе с семьей возвратилась в Мичуринск. Там она жила скромно и неприметно, ходила в церковь, постилась очень строго: даже на Пасху позволяла себе съесть только половинку яйца. Ближние никогда не видели, чтобы она отдыхала. Приняв тайное пострижение в мантию, а затем и великий ангельский образ, старица дни и ночи проводила в непрестанных слезных молитвах перед келейной иконой Пресвятой Богородицы «Взыскание погибших». Этот образ, хранившийся у нее около 20-ти лет, принадлежал Оптинскому старцу схимонаху Иоасафу (Моисееву) и был передан им матушке перед своим арестом.

По свидетельству современников, за великое смирение, крепкую веру и горячую любовь к ближним схимонахиня Серафима удостоилась даров Святаго Духа – прозревала будущее и совершала исцеления. За духовной помощью и утешением к старице обращались монашествующие и миряне. В годы безверия, ободряя православных, она говорила, что рассвет близок, придет время, и будут открывать храмы, восстанавливать разрушенные монастыри. Матушка предсказала открытие Мичуринского Боголюбского собора и Задонского Богородицкого монастыря. Заранее ей был известен и день окончания Великой Отечественной войны.

Подавая ближним душеполезные советы, матушка обращала особое внимание семейных людей на необходимость послушания в браке. Она наставляла, что для замужних женщин семья должна быть на первом месте после Бога и веры – за нее нужно будет дать ответ перед Господом: «Сначала за семью спросится, а потом за все остальное». В своей супружеской жизни старица придерживалась строгости, крайне редко внешне проявляя сердечные чувства. Никогда не стремившаяся к богатству в браке, приняв монашество, она в совершенстве исполняла заповедь нестяжания.

Часто матушка говорила житийным языком, цитировала Святых Отцов, хотя толком нигде не училась. По дару прозорливости она обличала тайные греховные мысли приходивших к ней людей. Отвечая на вопросы о судьбах мира, схимонахиня Серафима пророчествовала: «Если бы вы знали, что всех ожидает, ваше сердце бы не выдержало! Золото будет валяться, а воды не будет. Люди будут думать, что блестит вода, а это раскаленная смола»; «в дома, где есть печное отопление, будут поселять по 3–4 семьи. Люди из города побегут в деревню. Слабых Господь заберет. Будет большая смертность. Кто останется, претерпит голод и большие испытания. Придет время, что через одну улицу на другую не перебежишь: такая стрельба будет».

Преставилась матушка 5-го октября 1966 года, в 13 часов, немного не дожив до 76-ти лет. В самый момент разлучения ее души с телом некоторые из находившихся на улице людей видели необыкновенный огненный столп, исходивший из дома старицы. Господь показал, что праведная душа схимонахини Серафимы, всегда стремившаяся к Нему, вознеслась в Небесные обители. До самого погребения руки усопшей оставались мягкими и теплыми, а лицо, по словам приходивших проститься с подвижницей, сияло.

В октябре 1998 года над могилой схимонахини Серафимы возвели часовню. По благословению епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия в 2004 году была создана комиссия для подготовки канонизации старицы.