Пост одесских откровений

Пост одесских откровений Одесситы не привыкли лезть за словом в карман: отличное чувство юмора у них в крови.

• — Моня, дорогой, сколько лет, сколько зим! Может быть, по рюмочке коньячку за мой счет? — А почему бы и нет?! — Ну нет так нет!

• — Розочка! А выпить у нас что-нибудь есть? — Есть. Чай есть цейлонский. — А что-нибудь покрепче? — Ну возьми новый пакетик.

• — Изя, ты уже устроился? — Нет, работаю пока…

• — Сара, сколько вы весите? — В очках — 120 килограммов. — А без очков? — А без очков я не вижу цифр.

• После операции врач говорит пациенту: — Я пришлю к вам на ночь медсестру. Соломон Маркович, чуть слышно: — Доктор, как-нибудь таки в следующий раз, у меня сегодня все болит!

• — Знаешь, Хаим, если уж выбирать между Паркинсоном и Альцгеймером, я бы выбрал Паркинсона. — Почему? — Лучше пролить на себя немного водки, чем забыть, куда ты поставил целую бутылку!

• Учитель музыки говорит ученику: — Моня, предупреждаю: если ты не будешь вести себя как положено, я скажу твоим родителям, что у тебя талант.

• — Семен Маркович, дорого ли вам обходятся уроки Сарочки на фортепиано? — Совсем наоборот. Они помогли мне за полцены купить соседнюю квартиру.

• Вечер у Рабиновичей. Хозяйка подносит одной из дам тарелку с пирожными. — Спасибо, я уже съела одно. — Ну, допустим, не одно, а четыре, но кто вам считает?!

• — Хаим, ты кем работаешь? — Я не работаю. — А что ты делаешь? — Ничего. — Хм, ну и занятие… — Зато какая конкуренция!

• — Сара, а шо ви такая из себя грустная? — Та я таки думала, что мой Изя — хранитель семейного очага. — А он шо? — А он своей кочергой еще два костра ворошил!

• Банк в Одессе. Служащий, открыв окошко кассы: — Желаете что-нибудь? Рабинович, очень дружелюбно: — Всех благ!

• — Роза Моисеевна, а что вам больше нравится: горячий чай или горячий мужчина?! — Та все равно! Мене лишь бы хорошо пропотеть!

• — Скажите, Моня, как по дереву можно узнать, где север, а где юг? — Я вас умоляю! Елка — север, пальма — юг.

• — И запомните, Фима: мужчине обязательно нужна жена, потому что таки не все можно свалить на правительство.