Курьезные случаи из жизни неподражаемой Фаины Раневской

Раневская – это не просто актриса: это целый культурный пласт, эпоха и в общем-то великая личность в одном лице. Ей никогда не везло с главными ролями, но те второразрядные характеры, которые давали ей режиссёры, Фаина Георгиевна исполняла с блеском. Непростой характер плюс неординарная внешность рождали гипнотическое обаяние. Недаром сегодня ее с восхищением цитируют, упиваясь едкой житейской мудростью.

Всесоюзная слава актрисы началась с картины «Подкидыш», а фраза «Муля, не нервируй!» стала культовой. Причем иногда эта культовость выливалась в смешные истории. Однажды Раневская шла по улице, а за ней бежали дети и дразнили этой фразой. Дама развернулась и отбрила детвору: «Пионеры, идите в ж…!»


Правда, не одни пионеры почувствовали на себе силу языка Фаины Георгиевны. Когда некий телевизионный начальник Лапин спросил, в чем он сможет увидеть ее в следующий раз, Раневская ответила: «В гробу!». А после того, как актрису не утвердили на роль в фильме «Иван Грозный», Раневская с чувством крикнула: «Лучше я буду продавать кожу с ж…, чем сниматься у Эйзенштейна!». Однако режиссер тоже оказался не промах и отбил в ответ телеграмму: «Как идет продажа?».

Своими домашними питомцами Раневская считала… тараканов. Когда Михаил Новохижин, репетируя у Фаины Георгиевны дома, раздавил одного, та возмутилась:  «Михал Михалыч, я боюсь, что на этом кончится наша дружба!»

Из-за того, что ни с семьей, ни с любовью ей не повезло в жизни, обе темы всегда подавались под ее фирменным соусом из сарказма. Журналисты спросили как-то, была ли Раневская влюблена.

«А как же, – ответила она, – вот было мне 19 лет, поступила я в провинциальную труппу – сразу же и влюбилась. В первого героя-любовника! А я-то, правду сказать, страшна была, как смертный грех. А он однажды вдруг подходит и говорит: «Деточка, вы ведь возле театра комнату снимаете? Так ждите сегодня вечером: буду к вам в семь часов». В семь нету, в восемь нету, в девятом часу приходит. Пьяный и с бабой! «Деточка, погуляйте где-нибудь пару часиков, дорогая моя!» С тех пор не то, что влюбляться – смотреть на них не могу: гады и мерзавцы!»

А как-то она сказала в интервью: «Я не пью, я больше не курю и я никогда не изменяла мужу потому еще, что у меня его никогда не было. Недостатков в общем нет». А после паузы добавила «Правда, у меня большая ж… и я иногда немножко привираю».


Был случай. После спектакля Фаина Георгиевна курила в своей гримерной нагишом. В эту минуту  зашел работник театра. Та поинтересовалась: «Вас не шокирует, что я курю?».

Но при всех своих мухах и тараканах Раневскую все любили — она была на редкость верным другом. Так, долгие годы она дружила с актрисой Любовью Орловой, которая, как известно, была любимицей Сталина.