Что мы ненавидели в школе: топ школьных ужасов

sk

“Школьные годы чудесные, с дружбою, с книгою, с песнею…” А еще с неподъемным ранцем, горелым молоком и самодурами-учителями. Иногда до сих пор снится возвращение в школу – и просыпаешься с радостной мыслью: как хорошо, что мне туда не надо!
Итак, рейтинг народной ненависти взрослых по памяти о школьном детстве.

11. Родительские собрания и классный журнал

На собраниях родителей знакомили с журналом. Эта перспектива не вызывала беспомощно-тошного ощущения разве что у абсолютно отпетых отличников и активистов. Ничего приятного от родителей, вернувшихся с этого шабаша, ждать не следовало. Вечер был испорчен и превращался в томительное ожидание неотвратимой гадости. На уроках журнал превращался в дамоклов меч. Если ты Юрченко, жить еще как-то можно. А если ты Арбузова?!

10. Школьная форма

Кусачий материал, бесконечно унылый коричневый цвет. Мальчишкам еще ничего, им более-менее все равно, что убивать. А девочки страдали. Юбка школьной формы, слишком короткая – ни тебе побегать, ни тебе полазать по деревьям или перелезть через забор. Фартук этот унылый с растягивающимся карманом. А если мама подсуетилась и откопала из-под земли крутой гипюровый с крылышками, на него обязательно прилетит пятно – и головомойки не миновать. А эти противные узкие воротничок и манжеты! Постоянно их нужно отпарывать, стирать и пришивать… Кто их вообще изобрел, посмотреть бы ему в глаза со значением.

9. Советский “комфорт”

Не отмываемая в принципе меловая тряпка, от которой ты становишься весь в мутно-белых разводах, а иногда она еще и пикирует на тебя на переменке. Мерзкого цвета мастика на паркете, художественно дополняющая меловые пятна на тебе. Залежи жвачки под столешницей каждой парты. Грязный школьный туалет с незапирающимися дверями, где нет ни бумаги, ни чего-нибудь, чем можно руки вытереть.

8. Прибабахи учителей

sk1

Эта их сводящая с ума лексика! Одинаковая от Чопа до Чукотки. Ей, кажется, специально обучали в “педе”. Все эти мудрости типа “ты бы еще голову забыл”, “посмеемся вместе”, словосочетания типа “звонок для учителя”, “как курица лапой”, “воспаление хитрости”… А их иезуитские экзекуции! Это бесконечное стояние у доски, когда учитель явно понял, что ты ни хрена не выучил, но ему охота еще вдобавок к двойке поглумиться над тобой. И так стремно и неловко перед всем классом с красными ушами, а если этот садюга еще шутить начинает…

7. Нездоровый коллективизм и показуха

Сентябрьская линейка, на которой совершенно непонятно, зачем ты тут томишься в рядах таких же несчастных и зевающих с букетами выше роста, слушаешь странную заедающую музыку и слушаешь какие-то речи типа бу-бу-бу-бу. Еще и под дождем периодически. Уныние и тлен. Нет, вот все что-то делают в едином порыве – и ты должен. А эти бессмысленные бдения под бюстиком Ленина навытяжку! А все эти школьные концерты и смотры самодеятельности!.. Уныние и тлен в кубе. Если в школу прибывает какая-нибудь высокая комиссия, надо не только готовить эту идиотскую программу, но и драить школу, и сооружать стенгазетки, и вообще изображать из себя бодрое, радостно возбужденное непоймичто.

6. Сумасшедший дом

Невозможность где-либо уединиться (кроме помянутого выше не к ночи туалета), чтобы хоть десять минуточек отдохнуть от орущей учительницы, от цепляющихся дежурных, от бесконечного гула и визга на перемене. Малолетки, которые носятся по коридорам и сшибают тебя с ног. Пристающие с дурацким гоготом и шуточками старшеклассники. Никуда не спрятаться, никуда не деться. Хоть из окна прыгай. Но на окнах обычно были решетки.

5. Физкультура как класс

Во-первых, всех гоняют одинаково без разбору физического состояния. И ты, толстенький или неуклюжий, болтаешься на канате или на турнике, и над тобой все ржут, а учить тебя никто не учит – покажи сразу результат. В физруки почему-то обычно шли монстры. В лучшем случае это был противный бодрячок с неутомимым свистком. В худшем – старый похотливый отставник, подсаживающий девочек за попу на “козла” слишком тщательно.

4. Труды

Туды их растуды. Под руководством противной тетки девочки мучили казенную казеиновую рыбу под маринадом и шили нелепые узкие ночнушки. Мальчики швырялись стамесками. Труды назывались во множественном числе, так как всегда были спаренными, и эту муку приходилось терпеть не 45 минут, а полтора часа.

3. Контрольные по математике

“Достаем двойные листики!” Ужасная формула. Особенно для тех, кому не повезло по складу своему оказаться гуманитарием. И для кого все, что следовало после таблицы умножения – все эти тангенсы-котангенсы, функции-пункции – сплошной темный лес и мимо сознания. Училка, которая на контрольной ходила между партами, заглядывая нам чуть ли не в уши и между коленками, была подобна тюремному надзирателю.

2. Тяжкий груз

Но не в смысле знаний. Тяжеленный ранец. Или портфель. Или рюкзак. Он же черт знает сколько весит! 6-7 книжных кирпичей, столько же тетрадей, сменка, пеналы-готовальни-альбомы. Килограмм пять, не меньше, на твоей несчастной спине. А потом они будут рассказывать тебе, как ты должен не сутулиться и беречь свой позвоночник.

1. Столовские “радости”

Это, пожалуй, неоспоримый намбер ван в хит-параде нашей ненависти. Вечный запах подгоревшего молока, въевшийся в эти стены намертво. Само молоко. С пенкой, бэ. Прохладная склизкая каша с плавающим в ней растопленным кусочком масла. И эти слипшиеся макароны. И эта гора картошки и запах тряпки, когда дежуришь. И это смертоубийство в давке за коржиком за маленькую переменку, когда на тебя напирает здоровый дылда, и последний пятачок уже выскальзывает из твоей потной ладошки… О да, если бы в наших столовках побывал Данте, он бы однозначно перерисовал один из кругов Ада!